АЛЕКСАНДРОВА Наталья / Новый русский попугай

Категория: Иронический детектив / Серия: -

АЛЕКСАНДРОВА Наталья - Новый русский попугай

Аннотация

Лучший мошенник всех времен и народов Леня по прозвищу Маркиз и его боевая подруга умница и красавица Лола распутывают очередной клубок тайн и загадок. Некий господин Зозулин просит их отыскать девушку его мечты — тихую и очаровательную Наденьку, которая как сквозь землю провалилась после того, как в ресторане подозрительная брюнетка устроила ей бурный скандал. Но, как известно, нет ничего труднее простых дел! Отправившись на родину Наденьки, в провинциальный город Нижний Залом, господин Зозулин узнает о своей сбежавшей невесте очень странные вещи. А затем Леня буквально натыкается в лифте на труп той самой подозрительной брюнетки… Последняя надежда наших героев — породистая самка экзотического говорящего попугая, самый правдивый и обстоятельный свидетель…

Отрывок из книги

Аплодисменты смолкли, и зрители потянулись в фойе. Кто просто прогуливался, кто обсуждал голоса солистов. Женщины поправляли перед зеркалом прически и ревниво разглядывали наряды знакомых.

Прилично, но несколько старомодно одетый мужчина лет шестидесяти пяти, по обыкновению, направился в театральный буфет.

Дома он практически не употреблял спиртного, считал, что для одинокого человека это прямой путь к алкоголизму, но в театре, особенно в оперном, непременно выпивал бокал шампанского или пятьдесят граммов коньяку. Так сказать, для полноты ощущений.

Вот и сейчас он взял бокал с золотистым напитком и направился к свободному столику.

Однако не успел он пригубить коньяк, как рядом с ним раздался неприятный гнусавый голос:

— Папаша, можно присоседиться?

— Присаживайтесь. — Машинально ответив согласием, пожилой мужчина поднял глаза.

Его сосед выглядел очень странно. То есть, разумеется, на улице или в общественном транспорте он смотрелся бы вполне нормально: короткая стрижка, мясистый загривок, маленькие злые глазки, глядящие исподлобья, кожаная куртка, едва не лопающаяся на широких плечах… такие субъекты сейчас встречаются буквально на каждом шагу, но в оперном театре, на «Тоске», подобный персонаж казался неуместным. Пожилой мужчина невольно отстранился и оглядел соседние столики — нет ли за ними свободного места.

— Что, папаша, не нравлюсь? — Сосед осклабился, сверкнув золотым зубом, и положил на стол тяжелую руку с короткими, поросшими рыжим волосом пальцами. — Не дрейфь, пробьемся!

— Отчего же? — Пожилой мужчина постарался вежливо улыбнуться. — Я хорошо отношусь к современной молодежи… особенно если она тянется к культуре. Вот вы, молодой человек, пришли в театр… значит, вам нравится опера?

— Не особенно… — признался золотозубый. — Честно говоря, папаша, я эту оперу терпеть ненавижу. Вот опер у меня был знакомый, так я бы его просто голыми руками задушил! Редкая сволочь…

— Если позволите, я пойду, — пожилой мужчина начал приподниматься из-за стола, — кажется, уже был первый звонок…

— Не спеши, папаша! — Золотозубый положил руку ему на плечо и с силой придавил. — Ты вон, я гляжу, еще бормотуху свою не выпил! Сиди, расслабляйся…

— Что вы себе позволяете… — Пожилой скосил глаза на короткопалую руку и разглядел на ней лагерные татуировки. Старое сердце тревожно забилось, во рту пересохло. Он взял себя в руки и сильным движением плеча сбросил ладонь уголовника, негромко проговорив: — Остынь, парень! Здесь тебе не дешевый кабак!

— Ага, и не зареченский шалман… — вполголоса отозвался парень, криво улыбнувшись.

Сгенерировано за 0.0061459541320801 секунд