ВАЛЕРЬЕВ Андрей / Родина 2

Категория: Альтернативная история / Серия: -

Отрывок из книги

– Сволочи, – Игорёк, завзятый трепач и балагур был непривычно серьёзен. – Сволочи. Жили себе люди, детей растили…

– Ага, сволочи.

Лёшка рассеяно ковырялся в земле прутиком и озирался по сторонам. – Я с батей, царство ему небесное, и с брательником сюда обозы приводил. Последний раз прошлой осенью. Богатый хутор был. Батя сюда перебираться хотел. Уже и с дядей Сашей поговорил. А оно видишь как получается.

От хутора не осталось ничего. Только массивные каменные фундаменты, сложенные позапрошлым летом бригадой каменщиков, которую он, Алексей, лично привёз сюда на своей телеге.

– Ты смотри, даже заборы спалили.

Вид вокруг был невесёлый. Судя по всему, дома и сараи сожгли по весне, пока ещё не сошёл снег. Головёшки вокруг валялись изрядно вымытые и гарью уже не пахли. Хуже всего были не сиротливо торчащие в небо печные трубы, и не запущенные огороды вокруг. Хуже всего был крест. Корявый и торчащий аккурат между двумя домами на большой, явно братской, могиле.

– Ну чего расселись! – Старший отряда ополченцев зло сплюнул, – пошли отсюда. Делать тут больше нечего.

Перемазанное сажей лицо ясно дало понять, что бывший дружинник Управы, а ныне командир отряда самообороны с заозёрных хуторов, лазил по развалинам в надежде найти хоть какие-нибудь подсказки о судьбе жителей Дубровки. Когда-то давно, в прошлой жизни, он был участковым.

Игорь закинул на плечо копьё, кивнул другу и поплёлся к телегам.

– Расскажи о нём. Если всё, что Шевцов говорил, правда, то, получается, ты его должен был видеть.

– Получается так. – Алёша разрядил арбалет и повесил его на плечо. – Я и представить себе не мог, что это ОН. Так, обычный нарик. Дядя Саша его на поводке выгуливал.

– В смысле?

– Да он на море смотреть любил. И орать. Подойдёт к обрыву, уставится на бухту и орёт.

– Чего орёт? – Старшой с интересом прислушивался к разговору двух приятелей.

– Да просто орёт. А. И всё. А там же высоко, ну Дубинин к его поясу верёвку привяжет и стоит сзади. Страхует. Привязывал.

Младший сын погибшего зимой в стычке с уголовниками караванщика помолчал.

– Не в себе он был. Псих. Молчал всё время. Только на море и орал. Худой, как щепка. Бомж натуральный. Батя ещё удивлялся, чего это с ним дядя Саша столько возится.

Сгенерировано за 0.019014835357666 секунд