МАСОДОВ Илья / Ключ от бездны

Категория: - / Серия: Контркультура

Аннотация

 Прозу Масодова нельзя назвать «страшной», ибо находится она по ту сторону страха. Она открывает пространства Ритуала, единственно возможного Ритуала - Смерти. Так же, как Смерть является частью жизни, так и масодовские сочинения не имеют отношения к «литературе» в розановском смысле, к "текущей словесности", о которой пишут благонамеренные критики.  Масодов - как на его сайте - "последний советский писатель". Он действительно продолжает советскую прозу. Продолжает серьезно и целеустремленно. Представим себе архетип "советской прозы", особенно, "советской прозы для юношества", - ее романтику заговоров и партизанщины, ее безжалостность к врагам и друзьям, ее фантастической силы пафос окончательной победы неважно чего над чем - и признаемся, что в Масодове этот архетип воплотился идеально. Масодов - стальной писатель; его идеальный читатель - стальной пионер, идущий строем где-то в стальном Валгалле подростковой культуры, чеканя шаг, на ремне - кортик, в руках - бронзовая птица. Советская культура, умерев, заст

Отрывок из книги

Илья Масодов Ключ от бездны Печать проклятия «И скажет старик: я не видел этого, и дед мой не видел этого, и дед деда моего. Но станет именно так, как никогда не было, ибо вот, говорю вам: есть предел тьме.» Свет, Глава 2. Сердце Любы сжалось: все ученики 5-го Б подняли головы от тетрадок и смотрят теперь на нее. В классе установилась гнетущая тишина. Люба замирает у порога и сперва глядит в пол, но затем, сообразив, что это, может быть, стыдно - глядеть в пол, поворачивает глаза ... - Это ваша новая соученица, Люба Николаева, - чистым, просто кристальным голосом произносит приведшая Любу Лариса Константиновна, учительница рисования с крошечными золотыми серьгами в аккуратных ушах. Люба еще больше холодеет. Она вспоминает, что впереди целых ... - На наш первый в этом году урок, в среду, не забудьте принести акварельные краски, - произносит кристальная Лариса Константиновна за Любиной спиной. - До свиданья, дети, - добавляет она, и Люба чувствует, хотя и не может увидеть, что учительница рисования ... - Садись, Люба, на любое свободное место, - говорит стоящая у окна светловолосая женщина. - Меня зовут Виктория Владимировна.

Сгенерировано за 0.019369840621948 секунд